Главная
  • 16 января 2013
  • 4 комментария
  • 241
  • Автор:

Если в области БПЛА есть сдвиги в сторону полуавтоматических машин, то в области наземных боевых роботов прогресс идет ощутимо медленнее. Пехотинцу некогда «играть» с джойстиками и смотреть на экран монитора – это попросту смертельно опасно в условиях ближнего боя.

Эксперты видят выход в разработке беспилотных систем с элементарным набором «солдатского интеллекта», то есть способных самостоятельно передвигаться по пересеченной местности, использовать тактические приемы, общаться с другими роботами, воспринимать приказы, отданные голосом. Этого достаточно для более безопасного и простого способа взаимодействия командира-человека и подчиненного-машины.

Однако создать такой искусственный интеллект технически очень сложно. Специалисты HRED вместе с Государственным университетом Тоусона с 2004 года работают над системой SS-RICS, которая объединяет символические и субсимволические знания в единую структуру управления. Эта система имеет прикладной характер и основана на когнитивной архитектуре ACT-R, разработанной в Университете Мичигана.

Специалисты HRED долгое время пытались приспособить к военному использованию последние наработки в области компьютерных технологий, моделирующих естественные процессы человеческого мозга. В результате удалось обнаружить, что именно нужно для того, чтобы добиться от робота адекватного автономного поведения в различных боевых условиях.

Ученые пришли к выводу, что первоначально нужно воспроизвести некоторые аспекты познания, прежде всего долговременную память и восприятие, после чего можно работать над обобщенным интеллектуальным поведением боевой машины.

Познание возникает как результат работы различных алгоритмов, имеющих разные функции. Каких именно, несложно понять, если на секунду задуматься над тем, как мы пытаемся открыть новую упаковку с продуктом. Память воспроизводит образы схожих видов упаковки, руки ощупывают коробку, глаза ищут линии отрыва и т.д. Мозг производит сложную комплексную работу, состоящую из множества отдельных алгоритмов.

В HRED создают SS-RICS из набора аналогичных, в принципе несложных, алгоритмов. Таким образом, набор отдельных функций, включая долговременную память и восприятие, в конечном итоге, соберутся в готовую когнитивную систему – искусственный интеллект.

Что это означает на практике? Приведем простой пример. Дверь – знакомая каждому деталь интерьера, но в некоторых странах ее функцию может выполнять циновка. Для человека найти дверь легко, будь она из досок или одеял, но робота надо программировать жестко, иначе он попросту проигнорирует «неправильную» дверь и пройдет мимо.

Робота с системой SS-RICS можно будет много раз прогнать через помещения с различными типами дверей. В результате он запомнит специфические черты дверных проемов и научится замечать двери всех экзотических типов. При этом копирование некоторых аспектов человеческой памяти поможет снизить вычислительную нагрузку, а значит цену, габариты и энергопотребление роботов. Более того, в отличие от людей, обучать каждого отдельного механического бойца не придется – боевой опыт отдельных машин станет бесценным материалом для новых копий искусственного интеллекта.

В настоящее время специалисты HRED разрабатывают три основных функциональных алгоритма: память, речь и восприятие (например, узнавание цвета). Если эта работа будет успешно завершена, то роботы смогут легко выполнить простейшие приказы командира, например, «разведай квадрат X», «зачисти здание справа», «обстреляй синий автомобиль» и т.д. Фактически, наступит новая эра боевых машин: не беспомощных радиоуправляемых «игрушек», а настоящих напарников солдата.

comments powered by HyperComments

Поделитесь страницей в социальных сетях, что бы рассказать вашим друзьям:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Похожие статьи
Коментарии